Либеральная Конституция для Беларуси

С учетом того, что идеология социального либерализма отражена в конституциях многих стран, в Беларуси при разработке либеральной Конституции вряд ли стоит изобретать велосипед, можно попытаться воспользоваться имеющимся опытом. В частности, опытом США, Конституция которой (включая Декларацию независимости и Билль о правах) до сих пор, как это ни удивительно, пожалуй, является лучшим образцом использования идей социального либерализма.

Правда, последние события в США показывают, что даже американская Конституция не в состоянии защитить страну от искажений принципов либерализма. Это связано с тем, что в ней нет точного определения ряда понятий, которые сейчас в американском обществе понимаются не так, как понимали отцы-основатели. Поэтому американскую Конституцию следует немного усовершенствовать, что, кстати, пытался сделать еще Франклин Рузвельт.

Для белорусской Конституции можно взять первые три предложения из второго абзаца Декларации независимости США, и уточнить их с учетом опыта развития цивилизации и либерализма за два с половиной века.

Вот как выглядит это место в Декларации независимости США: «Мы исходим из той самоочевидной истины, что все люди созданы равными и наделены их Творцом определенными неотчуждаемыми правами, к числу которых относятся жизнь, свобода и стремление к счастью. Для обеспечения этих прав учреждены среди людей правительства, чья справедливая власть зиждется на согласии управляемых. Всякий раз, когда какая-либо форма правления нарушает этот принцип, народ вправе изменить или уничтожить ее и учредить новое правительство, основанное на таких принципах и такой организации власти, какие, по мнению народа, более всего могут способствовать его безопасности и счастью».

Первая фраза вполне заслуживает размещения и в белорусской Конституции, но немного в другой форме.

Пункт 1. Все люди рождаются равными и обладают неотчуждаемыми правами на жизнь и свободу, собственность и стремление к счастью.

Здесь убрана ссылка на Бога. Все-таки государство у нас светское, да и время сейчас такое же. Но зато добавлена в компанию к жизни, свободе и счастью еще и собственность. Дело в том, что эта фраза о правах обычно формулировалась до Конституции США с упоминанием жизни, свободы и собственности (в частности, одним из основателей либерализма Джоном Локком), но Томас Джефферсон, автор конституции США, заменил собственность на счастье. Не нравились ему почему-то собственники. Тем не менее, думаю, что указание на собственность надо вернуть, так как она играет очень важную роль в обществе, и без частной собственности либерализма не бывает. Но и счастье стоит оставить, чтобы напоминать будущим президентам Беларуси о том, что народу нужны не только хлеб, но и зрелища.

В Беларуси в настоящее время люди, в частности, недовольны тем, что в стране не хватает политических зрелищ, а властью нарушаются основные моральные принципы, что мешает людям быть счастливыми. И только соответствие действий властей этим принципам устранит подобное недовольство и сделает общество устойчивым.

Первый пункт надо уточнить, так как существует опасность неверного истолкования свободы, ведь утверждение о правах на свободу от рождения воспринимается как утверждение о биологической свободе, то есть вседозволенности. Такая свобода существует в дикой природе: делай, что хочешь, ешь, спи, работай, отдыхай, грабь, убивай и т. д. Но человек в обществе рождается не абсолютно свободным, а ограниченным необходимостью обеспечения свободы других людей. В частности, он не свободен отнимать чужую собственность, хотя в дикой природе такая свобода у него имеется. Поэтому понятие свободы в белорусской Конституции надо точно определить, для чего можно воспользоваться немного измененными представлениями из французской Декларации прав человека и гражданина, принятой немного позднее Декларации независимости США.

Пункт 2. Свобода человека состоит в возможности делать все, что не причиняет ущерба правам (свободе) другого. Свобода основана на справедливости, а ее нравственную границу составляет следующее правило: «Не причиняй другому того, что нежелательно тебе самому от других».

Переходим ко второй фразе из Декларации независимости США: «Для обеспечения этих прав учреждены среди людей правительства, чья справедливая власть зиждется на согласии управляемых».

Со времени, когда были написаны эти строки, прошло много времени, и теперь мы более точно знаем, каким должно быть правительство. История за последние два с половиной века показала, что наибольшего процветания достигли страны в те годы, когда в них была принята идеология социального либерализма, а экономика и общество соответствовали экономическим теориям прогрессивного капитализма и социальной рыночной экономики. Это и надо зафиксировать в Конституции.

Пункт 3. Государство основано на принципах гуманизма и социального либерализма, а его экономика – на представлениях теории социальной рыночной экономики (в рамках которых обеспечивается наилучшее сочетание экономической эффективности частной собственности, свободы и социальной справедливости), посредством создания общества равных возможностей и всеобщего благосостояния, в котором исключена бедность работающих.

Здесь сделаны очень важные уточнения о социальном либерализме, социальной рыночной экономике, обществе равных возможностей и всеобщего благосостояния. Они названы явно, что очень важно.

Необходимость подобных уточнений в Конституции была ясна еще во времена Франклина Рузвельта, поэтому он пытался усовершенствовать американскую Конституцию, предложив внести в нее дополнения об экономических правах, типа тех, которые сделали мы. Но сделал он это незадолго до своей смерти, после которой об этом предложении все забыли. За что Америка сейчас расплачивается.

Сделанные уточнения решают множество принципиальных проблем в Беларуси. Именно в обществах равных возможностей и всеобщего благосостояния самым удачным в истории человечества способом был достигнут баланс между частной собственностью и социальной справедливостью. То есть, государство обеспечивало хорошие условия для бизнеса, одновременно гарантируя социальную защищенность.

Данные уточнения позволят избежать указания в Конституции конкретных требований к зарплате, пенсии, как это недавно сделали в российской Конституции. Все конкретные величины должно быть определены в понятиях равных возможностей, всеобщего благосостояния и бедности работающих.

Конечно, общие декларативные требования к обеспечению прав человека в Конституции должны присутствовать. Но как показывает опыт всех стран, этих деклараций для обеспечения достойной жизни  и правильных действий правительства недостаточно.

Это было ясно еще во времена Томаса Джефферсона, поэтому он написал в Декларации независимости следующее: «Всякий раз, когда какая-либо форма правления нарушает этот принцип, народ вправе изменить или уничтожить ее и учредить новое правительство, основанное на таких принципах и такой организации власти, какие, по мнению народа, более всего могут способствовать его безопасности и счастью».

Но всякую болезнь лучше предупреждать, чем лечить, поэтому лучше принять меры, которые помешают правительству  нарушать указанные выше три принципа народовластия. В США хаос в настоящее время происходит в связи с тем, что элита страны отказывается от принципов либерализма, заменяя их на ультралиберализм, и почти никто этому не препятствует. Для предотвращения развития событий, в результате которых появится необходимость уничтожения старого правительства, следует использовать пятый и двенадцатый принципы либерализма Джона Милля, в результате чего получится еще один пункт белорусской Конституции.

Пункт 4. Государство обязано в целях защиты свободы членов общества осуществлять самый бдительный надзор над тем, как человек пользуется властью, которой оно дозволяет ему иметь над другими людьми, а также контролировать соответствие правил деятельности государственных и частных организаций принципам социального либерализма.

Конституция без правил либерализма не заработает

Вот, собственно, и все самые необходимые общие принципы, которые дадут Беларуси защиту как от тех факторов, которые привели к ее текущему кризису, так и от тех факторов, которые привели к наблюдаемому кризису в зкономически развитых западных странах.

Что касается других либеральных изменений в Конституцию, то они, в принципе, очевидны. Это стандартное разделение ветвей власти. Тут возможны различные варианты, реализованные в разных странах. Можно взять принципы из Конституции 1994-го года. Хорошо было бы даже сослаться на Статут ВКЛ, в котором этому вопросу уделялось большое внимание.

Большой разницы между существующими в разных странах вариантами разделения властей нет, так как главное не столько в них, сколько в том, чтобы государственные и общественные институты действовали в соответствие с указанными положениями Конституции и принципами либерализма. Дело в том, что существует проблема исполнения Конституции. Можно написать сколь угодно хорошую Конституцию, но от нее будет мало толку, если в обществе не будут соблюдаться правила либерализма, то есть люди, обладающие властью, не будут действовать в соответствие с цивилизованными нормами поведения. С действующей белорусской Конституцией, по-моему, дело обстоит именно так, никто не обращает внимания на то, что там написано.

Поэтому мало набрать в Национальное собрание представителей разных партий. Если они не будут следовать некоторым нормам поведения, то они, чего доброго, просто переругаются, а может и передерутся. Чтобы этого не произошло, необходимо соблюдение правил либерализма, и это не менее важно, чем указанные четыре положения Конституции, а также принципы разделения властей. И эти принципы должны соблюдаться всеми партиями и общественными движениями.

Более того, данные правила могут изменить ситуацию в обществе даже без внесения указанных изменений в Конституцию. Это очень важно: Конституция это всего лишь закрепление принципов, которые хочет соблюдать общество, и средство для их распространения в обществе.

Может показаться странным, что для белорусской Конституции использовались положение американской и французской Конституций, а также взгляды британского философа. Как же патриотизм?

Но в этом нет ничего страшного, более того, это единственный возможный выход. Дело в том, что Томас Джефферсон, Джон Милль и Франклин Рузвельт, это, пожалуй, лучшие разработчики и знатоки Конституций и либерализма в мировой практике. Используя их представления, мы как будто пригласили их для разработки белорусской Конституции.

Поэтому это будет лучшая на сегодняшний день Конституция в мире. Она может стать предметом национальной гордости, как и Статут ВКЛ. А Беларусь может стать моральным авторитетом для других стран, в том числе и США, Конституция которых остается недоделанной. Мы можем начать экспортировать настоящий либерализм в США и помочь Америке в решении ее проблем!

Стоит подчеркнуть, сформулированные выше положения это не мое изобретение, вызревшее в моей голове в результате напряженных размышлений или гениального озарения, а предложения, которые сделали бы указанные выше специалисты, если бы их попросили написать Конституцию для Беларуси. Я в данной ситуации фактически выполнил функции журналиста, который взял у них интервью. Для этого я всего лишь внимательно прочитал их труды.

Ссылаясь на этих специалистов, а также проводя параллели с Конституцией США, мы подчеркиваем то, что Беларусь – это часть мировой цивилизации, а не страна, свалившаяся на Землю откуда-то с Марса, как это иногда выглядит сейчас.

Соблюдать такую Конституцию, как и принципы социального либерализма совсем не сложно, тем более, что черты национального белорусского характера в значительной степени соответствуют этим принципам. Более того, эти принципы и только они могут обеспечить фундамент для успешного и устойчивого развития Беларуси в условиях смены президентов, правительств и т. д.

Александр Лукашенко этого не понимает. Посещая Гомсельмаш 20 ноября 2020 года, он сказал следующее: «Я никогда в жизни не пойду на то, чтобы загубить то, что в том числе сделал собственными руками. Поэтому машиностроению в Беларуси быть. Даже когда кто-то придет за Лукашенко, он не сможет это уничтожить. То есть моя задача – сделать так, чтобы после меня никто не смог это разрушить, потому что тогда вы выйдете на улицы и будете протестовать».

Это заблуждение. Не понимает президент, что не защитят рабочие свое предприятие. Потому что подобной деятельностью во всех странах занимаются партии, общественные и государственные организации, которые руководствуются следуют определенным принципам (идеологии). Да и сама перспектива будущего, которое президент приготовил для рабочих сомнительная: идти на улицы и протестовать.

И еще Александр Лукашенко не понимает, что ему не надо было создавать собственными руками белорусское машиностроение. Не президентское это дело. Обязанность президента – заниматься государственным строительством, то есть создать и обеспечивать функционирование механизма государственной власти, что обеспечило бы условие для создания кем-то другим, а не президентом, белорусского машиностроения. А Александр Лукашенко занял не свое место и помешал многим людям сделать свое дело.

Но, как говорил Будда, нет ничего невозможного и никогда не поздно. У Александра Григорьевича есть возможность заняться наконец-то своими прямыми обязанностями, то есть организацией государства. 

Впрочем, пока делать это Александр Лукшенко не собирается. В ходе встречи с коллективом Столбцовской центральной районной больницы 8 декабря 2020 года он рассказал о своих планах по реформированию государственного устройства страны, которые состоят в сохранении монархии, но в другой форме. Александр Лукашенко сказал, что часть своих полномочий он собирается предать Всебелорусскому народному собранию, права которого будут увеличены до такой степени, что тот будет контролировать другие органы власти. Делегаты на собрание, как предполагает президент, будут избираться на пятилетний срок, но в отличие от депутатов Национального собрания, работать они будут на общественных началах. Это означает, что они будут зависеть от своего начальства на местах постоянной работы.

При этом он заявил, что президентские полномочия нельзя передавать правительству, парламенту, министру и губернаторам, так как если это сделать, то будет полный бардак, который был в стране в середине девяностых годов. Поэтому, считает Александр Лукашенко, необходим орган власти, который бы стабилизировал ситуацию.

Кто возглавит собрание, Александр Лукашенко не сказал, но ясно, что в этой роли он видит себя. То есть он хочет уйти с президентского поста вместе с президентскими полномочиями и продолжать управлять страной как монарх.

В принципе, Всебелорусское народное собрание имеет право на существование, но при этом оно должно получить тот статус, который фактически имеет – собрание сторонников Александра Лукашенко, то есть что-то типа собрания его личной партии. Которую ему и следовало бы создать, перестав пытаться играть роль монарха всея Беларуси.

Естественно, что никакие проблемы нынешнее Всебелорусское народное собрание не решит. Основания для конфликта в обществе останутся. Поэтому после того, как Александр Григорьевич уйдет и с нового поста (в случае если он там окажется) действительно, имеются большие шансы на то, что начнется бардак. Всебелорусское народное собрание от него не спасет.

Чтобы этого не произошло, необходимо, что бы кто-то или что-то стабилизировало ситуацию. Что это может быть – известно: это а) Конституция, в которой будут положения либеральной идеологии, способствующие стабилизации, и б) набор институтов в виде партий, общественных и государственных организаций, стремящихся положения этой Конституции и идеологии соблюдать.

Конечно, у нас есть некоторые нравственные, религиозные и культурные традиции, которые способствуют стабилизации общества, из которых я бы выделил идеи Федора Достоевского и русской литературы в целом. Также можно выделить некоторые национальные качества, среди которых можно выделить памяркоунасць, которую у нас почему-то часто ругают, хотя это положительное качество. Кстати, оно как раз соответствует настоящему либерализму – среди жителей Беларуси намного меньше людей, которые рвутся в начальники, чем у многих других народов. Белорусам можно гордиться этим.

Но этих институтов недостаточно, так как внедрение в обществе идеалов равенства и свободы для них – всего лишь одна из задач, и далеко не главная.

Это подтверждают происходящие в Беларуси события. Павел Латушко даже был министром культуры, но то ли не читал книги Федора Достоевского и Джона Толкиена, то ли ничего в них не понял. Поэтому  необходима сформулированная в явном виде идеология, на правила которой можно ссылаться, осуществляя те или иные действия в обществе, касающиеся распределения власти в обществе между различными группами населения.

Нужны и специальные социальные институты, которые будут заниматься защитой этой идеологии от людей, которые стремятся стать начальниками, и которым не нравится идея о том, что все равны, а начальников быть не должно.

Может показаться странным, что для реформирования Беларуси требуется теория, разработанная полтора столетия назад, более того, идеи, которые использовались еще Львом Сапегой аж пятьсот лет назад. Но в этом нет ничего удивительного. Дело в том, что эти идеи и социальный либерализм относится к теориям, основанных на фактах, типа гелиоцентрической модели Солнечной системы, согласно которой Земля вращается вокруг Солнца. Земля делала это до Коперника и Галилея, делала это когда, они это обнаружили и описали в виде теории, делает это сейчас и будет делать еще долго. Со времени указанных ученых мы узнали о Земле и Солнце много нового, в частности, что они вместе движутся в галактике и движутся еще и вместе с галактикой, но это не отменяет вращения первой вокруг второй.

Точно так же идеология социального либерализма отражает объективные законы развития цивилизации и природу человека, обеспечивающие самое эффективное развитие общества и цивилизации. Это было тысячи лет назад (кстати, христианство и конфуцианство возникли более двух тысяч лет назад), полтора столетия назад, когда Джон Милль написал книгу о свободе, это имеет место и сейчас, и будет таковым еще долгие годы, несмотря на все возникающие высокотехнологические примочки. Данная идеология отражена в ряде экономических теорий, которые сейчас быстро развиваются, хотя новыми их не назовешь – в институциональной теории, в теории социальной рыночной экономики и теории прогрессивного капитализма.

Белорусские оппозиционеры этого также не понимают, поэтому многие пытаются найти какие-то современные теории, благо рецептов будущего в виде различного рода экономических и социальных теорий сейчас существует великое множество. Все это относится к сфере утопий – теорий, не осуществимых в реальности. Типа ленинской идеи о чудодейственном влиянии на общество электрификации, дополненной советской властью. В этой утопической литературе, конечно, могут быть какие-то здравые идеи, которые можно использовать, как, например, электрификацию. Не надо только их абсолютизировать.

Владимир Тарасов.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s