Владимир Путин иногда рассуждает как настоящий либерал

В России произошло знаменательное событие – президент России Владимир Путин рассказал о том, как он понимает свободу и ее ограничения, и оказалось, что, принимая решения в период эпидемии, он иногда стремится руководствоваться настоящими либеральными принципами.

Произошло это 28 апреля в ходе совещания президента с руководителями субъектов Российской Федерации по вопросам противодействия распространению коронавирусной инфекции. Там Владимир Путин решил объяснить свои действия, связанные со введением карантина.

Он заявил следующее: «Безусловная ценность современной цивилизации – это, конечно, свобода. Свобода каждого гражданина. Но и жизнь каждого человека неповторима, является абсолютной ценностью, данной нам свыше. И мы обязаны ее защитить, для того чтобы человек радовался, любил, воспитывал детей, просто жил.

Напомню также известную формулу: свобода каждого ограничена свободой других. В борьбе с инфекцией она – эта формула – более чем уместна. Если же кто-то предпочитает иное поведение, то есть свою личную, ничем не ограниченную свободу поднимает выше интересов и свободы других людей, то сегодня он ставит под угрозу их жизнь. И в этом случае свобода превращается в безответственность, эгоизм и в определённом смысле в насилие над окружающими, может привести к немалым бедам».

Владимир Путин не сказал, откуда он взял эту формулу, но, по-видимому, это высказывание русского анархиста Михаила Бакунина «Свобода одного человека заканчивается там, где начинается свобода другого».

Но и до Михаила Бакунина и Владимира Путина люди обсуждали, что такое свобода. И намного более точно, чем они, эту проблему описал один из основоположников социального либерализма – Джон Локк. Сделал это он в книге «Два трактата о государственном правлении», изданной в 1690-м году, 330 лет назад.

Он определил там разные свободы.

Во-первых, своеволие (вседозволенность), то есть возможность распоряжаться своей личностью и собственностью, включая возможность уничтожить себя или другого человека.

Во-вторых, это естественную свободу, то есть состояние полной свободы в отношении действий и в отношении распоряжения своим имуществом и личностью в соответствии с тем, что человек считает подходящим для себя в границах закона природы, не испрашивая разрешения у какого-либо другого лица и не завися от чьей-либо воли. Закон природы выглядит так: «поскольку все люди равны и независимы, постольку ни один из них не должен наносить ущерб жизни, здоровью, свободе или собственности другого; ибо все люди созданы одним всемогущим и бесконечно мудрым творцом; …».

В третьих, Джон Локк ввел понимание «свободы людей в условиях существования системы правления, которая заключается в том, чтобы жить в соответствии с постоянным законом, общим для каждого в этом обществе и установленным законодательной властью, созданной в нем; это – свобода следовать моему собственному желанию во всех случаях, когда этого не запрещает закон, и не быть зависимым от непостоянной, неопределенной, неизвестной самовластной воли другого человека, в то время как естественная свобода заключается в том, чтобы не быть ничем связанным, кроме закона природы».

Понимание свобод, описанное Джоном Локком, является основным для идеологии социального либерализма, которая признает в обществе только ограниченную свободу, но никак не вседозволенность. Джон Локк считал, что государства создаются людьми в результате общественного договора, отказываясь от вседозволенности, чтобы получить защиту от самовластной воли другого человека.

Владимир Путин, по сути, описал эту ситуацию, не упоминая ни Джона Локка, ни либерализм, ни отличие свободы от вседозволенности. Это является следствием плохого состояния с гуманитарным образованием в России (см. «Путин – человек хороший, но плохо образованный»). Из-за пробелов в образовании, президент России открывает то, что уже давно известно, и доказывает гражданам то, что уже давно доказано. Если бы Владимир Путин имел лучшее образование, то он бы знал, что понимание ограниченности свободы в обществе уместно не только в случае борьбы с инфекцией, но и в экономике, более того, он, Владимир Путин, должен эту ограниченность в экономике обеспечивать. И ссылаться он должен не на ценность жизни каждого человека, а на общественный договор, в соответствие с которым образовано государство Россия. Всего этого президент России, похоже, не знает.

Тем не менее, сам факт рассуждений Владимира Путина на тему свободы и ее ограничений в той форме, в которой это произошло 28 апреля, указывает на постепенный дрейф руководства России в сторону социального либерализма. То, что Владимир Путин не боится признать необходимость ограничений вседозволенности, это уже огромный шаг вперед, хотя он говорил так, как будто оправдывался. Это увеличивает шансы на то, что он поймет, что его рассуждения должны быть распространены и на экономическую политику, которая пока не защищает основные массы жителей России от самовластной воли узкого круга олигархов и чиновников, во многом пользующихся вседозволенностью, причем благодаря политике руководства страны.

А это увеличивает шансы на переход к настоящей либеральной экономической политике (см. «Либеральная стратегия для России»).

Владимир Тарасов.

 

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s