Джозеф Стиглиц: для преодоления глобального кризиса необходима смена идеологии

В то время как финансовые эксперты гадают, сможет ли ФРС предотвратить крах рынка акций, а Дональд Трамп девальвировать доллар, в мировой экономике происходит незаметный процесс, от которого намного больше, чем от ФРС и президента США, зависит, как будет развиваться глобальный экономический кризис, и в каком направлении мировая экономика пойдет дальше. Речь идет о смене идеологии, свой вариант которой предложил Нобелевский лауреат по экономике Джозеф Стиглиц.

В последнее время критика неолиберальной идеологии становится все сильнее. Однако критики пока не могут предложить какую-либо убедительную альтернативу, что является, пожалуй, одной из причин устойчивости неолиберализма.

Во-первых, ошибкой является само признание термина «неолиберализм», который предполагает, что эта идеология является развитием либерализма. Однако это не так: неолиберализм является подделкой под либерализм и поэтому его точнее называть псевдолиберализмом (см. «Владимир Путин объявил войну либерализму, перепутав его с псевдолиберализмом»). Это как будто мелочь, но она очень важна, так как непонимание данного момента ослабляет позиции критиков, как это произошло с Джозефом Стиглицем.

В одной из своих последних статей по этому поводу («После неолиберализма прогрессивный капитализм») он заявил, что неолиберализм за 40 лет своего существования в качестве идеологии западного мира стал полным провалом и должен быть почившим в бозе. С этим трудно не согласиться. Затем Джозеф Стиглиц назвал три главные политические альтернативы, которые соперничают за то, чтобы прийти на смену неолиберализму: национализм крайне правых, реформизм левоцентристов и прогрессивные левые. Последние и предлагают то, что Стиглиц назвал прогрессивным капитализмом, никак не связывая его с либерализмом на ранней стадии его возникновения (в духе Джона Локка и Адама Смита).

Главная идея этого капитализма, по мнению Джозефа Стиглица, состоит в том, что государство должно ограничивать и направлять рынки, управляя ими на основе принципов верховенства закона и подчиненности демократическому контролю. Это и есть настоящий либерализм, основанный на понятии свободы человека в обществе как возможности делать то, что не наносит вреда другим людям. Неолиберализм основан на вседозволенности, то есть на отрицании свободы в обществе. Но Джозеф Стиглиц этого не заметил, что является следствием отсутствия четкого определения либерализма и псевдолиберализма.

Можно сказать, что псевдолиберализм основан на понятии свободы человека вне общества, то есть свободы в животном мире и на первых порах становления человеческой цивилизации – в эпоху первобытнообщинного строя и рабовладения, когда человек мог делать что хотел, не обращая внимания на других людей. Поэтому псевдолиберализм является не шагом вперед, а шагом назад в развитии цивилизации. И поэтому идеи Джона Локка, Адама Смита и ряда других ученых того времени, сформулированные несколько столетий назад, являются шагом вперед по сравнению с современной идеологией западного мира.

Джозеф Стиглиц не учитывает данный аспект, поэтому он не замечает, что возвращается к классическим идеям либерализма, полагая, что придумал что-то новое: прогрессивный капитализм. И это вредит его же делу, так как непонимание исторических корней идей американского экономиста будет препятствовать распространению и признанию их в обществе. Ведь идеи свободы весьма притягательны, и неолиберализм на этом зарабатывает популярность, хотя и выступает на самом деле против свободы (как общественного феномена).

Это довольно наглядно показали рассуждения одной из участниц недавних протестов в Гонконге против ужесточения законодательства. По поводу самих проектов закона ничего не могу сказать, возможно, они действительно плохие. Но в какой форме проходят протесты? Одна из участниц демонстраций сказала тележурналисту, что местным жителям и пожилым людям не стоит появляться там, где идут протесты и выражать свое недовольство ими, потому что такие люди могут стать объектом насилия со стороны протестующих.

Это весьма показательно. То есть псевдолибералы на деле выступают против свободы, они устанавливают в обществе правило силы, существующее в животном мире: прав тот, кто сильнее, и насилие над слабым ради какого-то блага считается допустимым. Если ты сильный, ты можешь протестовать, а слабый протестовать против этого сильного не может, иначе получит по физиономии. Это отказ от цивилизации и возвращение к первобытнообщинному и рабовладельческому строю.

Как это происходит, и как борцы за свободу людей волшебным образом превращаются в угнетателей, можно понять на примере крушения монархии в России. Именно об этой особенности многих борцов за «свободу», а на самом деле – за вседозволенность, много писал Федор Михайлович Достоевский. Поэтому и его взгляды, и книги в настоящее время являются прогрессивными, хотя им полтора века.

Джозеф Стиглиц всего этого не замечает, что ослабляет его позиции в борьбе с псевдолибералами. Не замечает всего этого не только американский экономист, но и общество в целом. Поэтому, когда классические либеральные идеи будут приняты в качестве идеологии, и ученые осознают, что произошло, это станет неожиданным событием, оказавшим значительное влияние на цивилизацию, то есть настоящим «черным лебедем», неожиданным событием, оказавшим значительное влияние на развитие общества (термин ввел Насим Николас Талеб).

И это событие произойдет рано или поздно, так как иначе цивилизация не выживет. Джозеф Ситглиц заметил по поводу перспективы реализации прогрессивного капитализма, что мы не можем себе позволить его не реализовать. Конечно, позволить то можно, но это приведет к вымиранию тех, кто так сделает. Как в свое время вымерли первобытное и рабовладельческие общества. То есть смена псевдолиберальной идеологии на либеральную вовсе не является в принципе непредсказуемым событием. Если использовать точную терминологию и исторические знания, то этого «черного лебедя» можно предвидеть. Другое дело, что сделать это не просто, так как эксперты, как и простые люди привыкли обращать внимание на более понятные события, типа действий ФРС и высказываний президента США, не замечая глубинных процессов, которые, в конечном счете определяют и первое и второе.

Владимир Тарасов

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s