Обо мне

Владимир Федорович Тарасов, окончил физический факультет Белорусского государственного университета (БГУ) в Минске в 1980 году, с 1980 года по 1994 год работал в Институте Физики белорусской Академии наук, ПО «Интеграл» и НИИ Ядерных проблем при БГУ. С 1994 года по 2015 год работал в газете «Белорусский рынок» (сейчас – «Белорусы и рынок») в качестве финансового обозревателя. Сейчас сотрудничают с различными деловыми сайтами, журналами и газетами в Беларуси и России, и пишу книги.

Электронная почта: tarasov5858@mail.ru

Работая в газете, я понемногу начал разбираться в экономике и финансах, и с некоторым удивлением обнаружил, что экономическая теория, изложенная в учебниках, не в состоянии толком ни предсказать, ни объяснить то, что происходит в современной экономике. Я попробовал понять, как устранить этот недостаток, и пришел к выводу, что требуется изменить экономическую теорию и ввести в нее представления о природе человека, об его субъективном поведении.

Я далеко не первый человек, который так думает. В настоящее время в экономической теории возникло целое направление, которое пытается ввести реального человека в экономику – поведенческая экономика (Behavioral economics). Ученые, работающие в этой области, получают одну нобелевскую премию за другой (последняя присуждена профессору Чикагского университета Ричарду Талеру за 2017 год), но экономическую теорию, объясняющую происходящие события, они пока не создали. Кроме того, развивается и институциональная экономическая теория, в рамках которой также учитывается влияние качеств человека на экономику.

Но гораздо дальше в этом направлении, на мой взгляд, продвинулся Федор Михайлович Достоевский, который в романе «Преступление и наказание» исследовал проблему роли человека в экономике, оппонируя Адаму Смиту. Студент Разумихин прямо сказал, что для понимания происходящих событий надо учитывать натуру человека, а также исторический характер формирования общества и человека.

На мой взгляд, именно исследования Достоевского о природе человека в наибольшей степени подходят для корректировки экономической теории в рамках поведенческой экономики. Раскольников, Разумихин, Свидригайлов и другие герои романа не просто разные люди, а разные социально-психологические типы людей, по-разному проявляющие себя в экономике. Подобно типам темперамента – сангвиникам, холерикам и т. д. Экономисты, осуществляющие исследования в рамках поведенческой экономики, до этого еще не додумались.

Обо всем этом я написал в книге «Природа и причины российских кризисов. Белый лебедь: истинная правда в экономической теории», оконченной в 2016 году.

В 2016-2018 годах я написал вторую книгу «Воспитание власти (книга для лидеров России)», в которой рассмотрел культурную реформацию в России, которая, на мой взгляд, должна произойти в стране для того, чтобы она смогла выбраться из кризиса. Ее суть проста: предстоит научиться думать так, как пытался это делать Достоевский и советовал Разумихин, то есть использовать при описании экономических явлений описанные им социально-психологические типы личностей и рассматривать общество и человека в процессе их исторического развития. Этим я в настоящее время и занимаюсь.

Обе мои книги написаны о России. О том, каким образом природа человека проявляется в экономике, применительно к Беларуси, я пишу в серии статей в белорусском журнале «Директор».

На нобелевскую премию я особенно не рассчитываю, но успехи поведенческой экономики и институциональной экономической теории показывают, как мне кажется, что я на верном пути.